Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

mouse0

Гумбольдт в Оренбуржье


Гумбольдт … получил от русского правительства приглашение предпринять путешествие в Азию.
В письме министру финансов, графу Канкрину … он упомянул между прочим о своем намерении посетить Урал и Алтай. Не прошло и месяца после отправки письма, как он получил предложение от императора Николая предпринять путешествие на Восток «в интересе науки и страны».
Путешествие совершалось за счет русского правительства. Еще в Берлине Гумбольдт получил вексель на 1200 червонцев, а в Петербурге– 20 тысяч рублей. Всюду были заранее подготовлены экипажи, квартиры, лошади; в проводники Гумбольдту назначен чиновник горного департамента Меншенин, владевший немецким и французским языками; в опасных местах на азиатской границе путешественников должен был сопровождать конвой; местные власти заранее уведомлялись о прибытии путешественников, и так далее. Словом, это путешествие походило на поездку какой-нибудь владетельной особы.
Гумбольдта сопровождали Г. Розе и Эренберг. Первый вел дневник путешествия и занимался минералогическими исследованиями; второй собирал ботанические и зоологические коллекции; сам Гумбольдт взял на себя наблюдения над магнетизмом, астрономическое определение мест и общее геологическое и географическое исследование.
Никаких стеснительных условий на него не возлагалось. Русское правительство заявило, что выбор направления и цели путешествия предоставляется вполне на усмотрение Гумбольдта и что правительство желает только «оказать содействие науке и, насколько возможно, промышленности России».
1 мая 1829 года Гумбольдт прибыл в Петербург. Отсюда путешественники отправились через Москву и Владимир в Нижний Новгород. Всюду, начиная с Петербурга, их принимали самым торжественным образом: «Постоянные приветствия, заботливость и предупредительность со стороны полиции, чиновников, казаков, почетной стражи! К сожалению, почти ни на минуту не остаешься один: нельзя сделать шагу, чтобы не подхватили под руки, как больного».
Из Нижнего отправились по Волге в Казань, оттуда в Пермь и Екатеринбург. Здесь, собственно, начиналось настоящее путешествие. В течение нескольких недель путешественники разъезжали по Нижнему и Среднему Уралу, исследовали его геологию, посетили главнейшие заводы – Невьянск, Верхотурье, Богословск и другие, осмотрели разработки железа, золота, платины, малахита и прочего. Гумбольдт не мог не обратить внимания на жалкое положение крепостных и невозможное состояние промышленности, но говорить об этом было неудобно, и он обещал Канкрину – с которым переписывался вполне откровенно – не выносить сора из избы…
Осмотревши уральские заводы, путешественники отправились в Тобольск, а оттуда, через Барнаул, Семипалатинск и Омск, в Миасс. Путь лежал через Барабинскую степь, где в то время свирепствовала сибирская язва. Мириады комаров и мошек терзали путешественников не хуже американских москитов. Зато удалось собрать богатейшие зоологические и ботанические коллекции к великой радости Эренберга, который приходил в отчаяние, встречая от Берлина до Урала все те же растения.
Приветствия и торжественные встречи не оставляли их и на этих далеких окраинах. Можно себе представить, какой переполох вызвало появление Гумбольдта среди захолустного начальства, какие легенды создавались о нем среди местного населения!.. В Омске его приветствовали на трех языках: русском, татарском и монгольском. В Миассе, где Гумбольдт отпраздновал шестидесятилетие, чиновники поднесли ему дамасскую саблю – подходящее украшение для ученого! На Оренбургской военной линии коменданты маленьких крепостей встречали его в полной форме, со всеми военными почестями и рапортами о состоянии подведомственных им войск. Толпы народа сбегались посмотреть на загадочного путешественника, едущего с такой помпой.
Из Миасса Гумбольдт предпринял несколько экскурсий в Златоуст, Кичимск и другие местности; затем отправился в Орск, а оттуда в Оренбург. Здесь случилось довольно забавное происшествие. Гумбольдт написал оренбургскому губернатору, генералу Эссену, письмо, в котором просил его позаботиться о собирании местных животных. Почерк Гумбольдта был крайне неразборчив, Эссен не мог прочесть письмо; оно долго ходило по рукам; наконец какому-то чиновнику удалось разобрать мудреную грамоту. Узнав о ее содержании, Эссен не на шутку обиделся. «Не понимаю, как прусский король мог дать такой важный чин человеку, который занимается подобными пустяками», – заметил он и уехал из Оренбурга, может быть, приняв просьбу Гумбольдта за насмешку.
Осмотрев илецкие соляные залежи, путешественники отправились в Астрахань: Гумбольдт «не хотел умирать, не повидав Каспийского моря».

Источник: Энгельгардт М.А. Александр Гумбольдт. Его жизнь, путешествия и научная деятельность.

mouse0

Нина Мел: Почему я ушла из йога бизнеса

Нина Мел: Почему я ушла из йога бизнеса

Экология жизни. Люди: Я провела 27 дней в закрытом духовном ретрите - месте, затерянном в пространстве-времени и спрятанном от глаз, которые “не видят”. Месте, не указанном на карте путеводителя, где “жизнь” останавливается, где внешний мир исчезает.

Posted by Андрей Веприков on 29 апр 2016, 04:44

from Facebook
mouse0

А в памяти такая скрыта мощь˜...



Монумент Победы в Оренбурге. Скульптор - Набил Ишмухаметов. Колоритнейший персонаж.



Фотку Набила взял отсюда, там их много.
Вообще-то он, как и Юрь Александрович, из Орска. 30 слишним лет назад в Оренбург его вытянул Юрий Дмитриевич Гаранькин. Специально, чтобы сваять эту стеллу. Обещал три тысячи рублей и квартиру. Деньги выплатил, а с квартирой так и не заладилось.
Зато дали мастерскую в доме художников на Ленинской, где Набил и жил. Ему в принципе было все равно. Елагин и Черномырдин в 90-е организовали поездку большой группы оренбургских художников в Индию. Набил там уходил из гостиницы и ночевал прямо на земле с местными нищими.
А в Оренбурге мог в Зауралке, куда ходил искать коряги для творчества, остаться на ночь прямо в стогу сена.
Что сейчас с Набилом, как у него дела, не знаю.

Ровно в 300 метрах от Монумента Победы, созданного по инициативе Юрия Гаранькина, буквально на днях установили бюст самому Юрию Дмитриевичу.

Гаранкин

Месторасположение бюста удачным не назовешь - сразу за спиной недавнорасширенный проспект Победы, даже кустики не посадишь. На заднем фоне - торговый центр.

Вывод из этого прост.

Уважаемые градо- и губерноначальники. Не засирайте, пожалуйста, городское пространство автостоянками и торговыми комплексами по самое не могу. Где потомки будут ставить вам памятники?

Вангую, что бюсты Мищерякова, Арапова, Берга и того же Чернышева будут ютиться на лестничных пролетах торговых центров, у входа в кладовку, где мешочники хранят свои баулы с китайскими подушками-пердушками.



Добавить shergi в друзья
mouse0

Как Михайло Ломоносов за длинным рублем погнался


Оказывается, Ломоносов по молодости чуть было не попал в Оренбургскую экспедицию

В конце 1730 года Ломоносов принимает решение оставить родные края и продолжить образование в столице. Обманом, скорее всего, за взятку, выправив себе паспорт, он втайне от отца с рыбным обозом уходит в Москву, чтобы поступить в Славяно-греко-латинскую академию. Поскольку отец не помогал Михайле, в Москве ему приходилось жить на крошечную стипендию (три копейки в день), которой едва хватало на хлеб, квас, бумагу и обувь. Михайло учился на птичьих правах, поскольку соврал, будто он дворянский сын. Обман раскрылся, когда Ломоносов соврал еще раз, назвавшись сыном попа, чтобы попасть в Оренбургскую экспедицию.

В начале 1734 г. действительный статский советник И. К. Кириллов предложил для защиты и закрепления восточных окраин России организовать специальную экспедицию, которая бы построила на реке Ори город, сделала пристань на побережье Аральского моря и предприняла ряд других мер. Императрица Анна Иоанновна утвердила представленный проект и распорядилась поставить во главе Оренбургской экспедиции советника Кириллова и полковника Тевкелева. В состав экспедиции, кроме военных, инженеров, ученых и обслуживающего персонала, должен был войти и "священник из Спасской школы или кто достойный сыщется". В июле 1734 г. И. К. Кириллов направил в Синод просьбу посвятить в священники и отпустить к нему в экспедицию ученика Спасских школ М. Красильникова, который уже был ему представлен ректором как достойный этой поездки. Однако в самый последний момент М. Красильников заявил, что ехать в экспедицию не желает.

Тогда Синод распорядился отправить с Кирилловым ученого священника из числа служителей московских церквей, если среди них окажутся добровольцы; если же таковых не окажется, то выбрать достойного из учащихся Славяно-греко-латинской академии. Добровольцев охать в экспедицию среди московских священников не оказалось, и 2 сентября 1734 г. ректор Спасских школ архимандрит Стефан сообщил в канцелярию Синода, что в Оренбургскую экспедицию предполагается послать ученика класса риторики Михаилу Ломоносова. В тот же день М. В. Ломоносова представили И. К. Кириллову, который остался им доволен и сказал, что для принятия и отправления этого священника оставит в Москве офицера. Через два дня по существующим правилам Ломоносову был учинен допрос, о чем красноречиво свидетельствуют строки архивного документа:

«А в допросе он сказал: отец у него города Холмогорах церкви Введения пресвятыя Богородицы поп Василей Дорофеев, а он Михаила жил при отце своем; а кроме того нигде не бывал, в драгуны, в солдаты и в работу сея Императорского Величества не записан, в плотниках в высылке не был... А от отца своего отлучился в Москву в 1730-м году октября в первых числах и, приехав в Москву, в 1731-м году в генваре месяце записался в вышеписанную Академию... И чтоб ему быть в попа в ... известной экспедиции стацкого советника Ивана Кириллова, он Михаила желает. А расколу, болезни, и глухоты и во удесех повреждения никакова не имеет; и скоропись пишет. А буде он в сем допросе сказал что ложно, и за то священного сана будет лишен, и пострижен и сослан в жестокое подначальство в дальней монастырь".

Рассказав легенду о своем прошлом и поставив под этой легендой свою подпись, М. В. Ломоносов надеялся, что ему поверят на слово, как при приеме в Академию. Он совсем не ожидал, что после беседы с ним будет составлен запрос в Камор-Коллегию: действительно ли в Холмогорах по последней переписи имеется поп Василий Дорофеев и при нем сын Михаиле и сколько оному Михаиле лет? Дело принимало серьезный и опасный оборот, и Ломоносову пришлось срочно отказываться от сказанного на допросе: "А при отдаче в Камор-Коллегию вышеписанной справки означенной Ломоносов сказал, что де он не попович, но дворцовой крестьянской сын... И М. В. Ломоносову сразу же устроили повторный допрос, запись которого гласит:
"Рождением де он Михайло Архангелогородской губернии Двинского уезду дворцовой Куростровской деревни крестьянина Василья Дорофеева сын, и тот де ево отец и по ныне в той деревне обретается с протчими крестьяны и положен в подуш.

А в прошлом 1730-м году декабря в 9-м числе позволения оново отца ево отбыл он Ломоносов в Москву, о чем дан был ему и пашпорт (который утратил он своим небрежением) и с Холмогорской воеводской канцелярии за рукою бывшего тогда воеводы Григорья Воробьева; и с тем депашпортом пришел он в Москву и жил Сыскного приказу у подьячего Ивана Дутикова генваря до последних чисел, 1731-го году, а до которого именно числа — не упомнит. И в тех де числех подал он прошение Заиконоспасского монастыря архимандриту (что ныне преосвященный архиепископ Арханогелогородский и Холмогорский) Герману, дабы принят он был Ломоносов в школу. По которому ево прошению он архимандрит ево Михаила приняв приказал допросить, и допрашиван; а тем допросом в Академии показал, что он Ломоносов города Холмогор дворянской сын. И по тому допросу он архимандрит определил его Михаила в школы... А в экспедицию с статским советником Иваном Кирилловым пожелал он Михайло ехать самоохотно. А что он в ставленническом столе сказался поповичем, и то учинил с простоты своей, не надеясь в том быть притчины и препятствия к произведению во священство; а никто ево Ломоносова , чтоб сказался поповичем, не научал. А ныне он желает по прежнему учиться во оной же Академии. И в сем допросе сказал он сущую правду без всякия лжи и утайки...".

Поскольку сына крестьянина нельзя было произвести в священники, срочно начались поиски другой кандидатуры для посылки в Оренбургскую экспедицию. В октябре—ноябре 1734 г. туда добровольно поехал московский священник Антип Мартемьянов. Сам же И.К.Кириллов отбыл из Москвы в первой половине сентября. Вместе с ним для помощи в содержании школы и для обучения ботанике, живописи, аптекарскому делу и другим наукам поехали шесть учеников Славяно-греко-латинской академии — из классов от фары до пиитики.

Насколько известно из документов, чистосердечное признание не повредило М.Б.Ломоносову, и он продолжал успешно учиться в Спасских школах. А спустя год после описанного события, в декабре 1735 г. М. В. Ломоносова, как одного из лучших учеников Спасских школ, отправили продолжать учебу в Петербургский академический университет.

= = = = historydata.ru (Яндекс пишет, что сайт вредный) = = = =




{C}{C}
Добавить shergi в друзья
mouse0

Ханская гора

Оригинал взят у denejkin в Ханская гора
Рекомендую для посещения! Ханская гора она же Змеиная, она же Михайловская... Красивый вид вам обеспечен и на самой горе и у подножья. Достопримечательность находится в Соль-Илецком районе, между селами Беляевка и Михайловка. От Оренбурга примерно 50 км.

Достопримечательность на Яндекс.Карте.


Collapse )

=====
В 10 км от Перовки - родины моего отца.
mouse0

Занимательное краеведение

Татьяна Борисовна на 8 марта порадовала сентиментальным рассказом об истории любви своих родителей.

Как "краевед", заинтересовался оренбургской стороной. Особенно строчкой А Боря через несколько дней прямо из Куйбышева поехал к моим родителям просить моей руки (сказано от лица Наины Иосифовны).
В целом рассказ в блоге повторяет сюжет о студенческой любви из интервью Наины Иосифовны журналу Hello! трех летней давности. Единственная разница во фразе Через месяц он приехал в Оренбург к моим родителям – просить руки. Через месяц, а не сразу из Куйбышева.

Некоторые утверждают, что свой блог t_yumasheva ведет на пару с мужем. Вот отрывок из книги "Исповедь на заданную тему", написанной ее отцом и ее нынешним соавтором: 

... меня оставили здесь, в Свердловске, а ее отправили в Оренбург. Обычно в один город молодых распределяют только тогда, когда у них есть свидетельство о регистрации брака. А у нас имелось в наличии только объяснение в любви. И решили мы проверить нашу любовь — крепка ли она, глубока  ли.
Договорились так: она уезжает в Оренбург, я остаюсь работать в Свердловске, но ровно через год мы встречаемся на нейтральной территории — не в Оренбурге или Свердловске, а в городе Куйбышеве. Там, решили мы, окончательно и поймем, остыли за это время наши чувства или, наоборот, сохранились, выросли. Так оно и случилось.
<…> И так совпало, что как раз ровно через год в Куйбышеве проходили зональные соревнования. Мы созвонились. Она очень волновалась, я даже голос ее еле узнал. Я, конечно, тоже переживал, но был настроен даже весело. Договорились встретиться на главной площади города во столько-то часов.
На этой площади находилась гостиница, в которой мы жили во время соревнований. И вот, выйдя из гостиницы, я увидел ее на площади. Сердце готово было вырваться от нахлынувших чувств, я поглядел на нее, и мне все стало ясно — мы будем теперь вместе всю жизнь. Провели мы весь вечер и всю ночь, гуляя, говорили друг другу о многом-многом. Вспоминали и студенческие времена, и то, что произошло за год. Хотелось слушать и слушать любимого человека, смотреть на него день и ночь, просто молчать, потому что и так, без слов, все было понятно.
...
Приехали мы в Свердловск, собрались в комнатке общежития, где я жил, с группой институтских ребят и девчат и объявили всем, что решили пожениться.


Как видите, никакого упоминания о поездке в Оренбург. Все таки знакомство с родителями любимой девушки, такая сентиментальная и выиграшная вещь для предвыборного текста, если б оно состоялось, непременно нашло бы свое отражение. Но не стал Борис Николаевич об этом рассказывать. Либо поездка не оставила приятных впечатлений, либо ее не было. Только упоминание про нейтральную территорию.

В период правления Ельцина у нас в области был лояльный ему губернатор, и много настроенных проельцински журналистов. Однако оренбургское ельциноведение того времени знало лишь об одном царственном визите -- во время предвыборной компании 1991 года. Хотя раскапывали и успешно (или неуспешно) эксплуатировали оренбургские корни совершенно разных людей, вплоть до Мориса Дрюона. 

Вот и о приездах Наины Иосифовны на свою малую родину после замужества считается: не приезжала, вообще, за исключением того же предвыборного 1996-го.

Так был будущий президент России в Оренбурге в 1956 году или не был?