?

Log in

No account? Create an account

Инкассаторский троллейбус

Блог Андрея Веприкова


Категория: образование

Наши парни в Москау: Исаак Калина — 7
mouse0
shergi
Исаак Иосифович тролит московитов. Как бальзам на сердце.

ПРОШУ РЕПОСТА
Исаак Иосифович Калина - фигура шекспировского масштаба. Я давно с волнением наблюдаю за ним. Он живёт в шестнадцатом веке и всеми силами своего могучего темперамента сопротивляется веку двадцать первому. Не без успеха. Герой Шекспира Ричард III в череде других злодеяний почти буднично убивает племянников, совсем ещё детей. Исаак Иосифович Калина, конечно, ничего такого не делает. Он просто отказывает родителям в праве помогать своим детям, выбирать им образование, настаивать на диалоге с Министром или просто со школой: у него это называется "давить на нас". "Они" - это боги, духи, парки, эринии, патриции и сенаторы в конце-то концов. "Они" решают судьбы детей. А родители должны просто смиренно принять "их" решение, как неразумные глупцы, бараны, скот.
Рассказывают, что год назад его уста изрекли нечто вроде "инвалиды вообще не должны учиться в школах, а должны сидеть дома". Врут, наверное, судя по истории, рассказаной ниже. Этот человек должен был высказаться как-то мощнее.
Страшен будет конец такого человека.
А теперь объясните мне, Natasha Timakova, Ольга Дергунова, Сергей Капков, я правда должна продолжать искать в нём хорошее, пытаться его уговаривать, считать, что надо работать с ним, как с государством, исходя из предположения, что он - вечен?..

Сегодня мы были приглашены присутствовать на так называемом "Клубе директоров", проходившем в образовательном комплексе 2077.
Нас (Московскую городскую ассоциацию родителей детей инвалидов) туда пригласил Департамент образования по результатам встречи с руководителями Депсоцзащиты и Депобра после написанной нами петиции на имя Ольги Юрьевны Голодец о катастрофической ситуации, сложившейся в Москве с коррекционным и инклюзивным образованием, а также другими многочисленными проблемами, возникшими после "оптимизаций".

«Родители не должны лезть не в свое дело» - так сегодня сказал нам министр образования Москвы, комментируя несогласие родителей с действиями департамента образования. "Автобус ездит, а кому он принадлежит – дело не ваше.".

Да мы, Исаак Иосифович, не о том, кому автобус принадлежит, пришли говорить. А о том, кем он управляется. Именно от водителя зависят и комфорт и соблюдение правил, и, главное, безопасность. Мы с Юлей Радионовой решили подойти к руководителю Депобра, и передать наше письмо поддержки.
Сегодняшняя демонстрация комплекса лишний раз доказала - как многое зависит только от личности директора и его понимания или желания выделить средства именно на нужды детей с особыми образовательными потребностями.

Для тех, кто не в курсе: мы как родительская организация, поддерживаем вместе с фондом "Выход" и МГППУ ресурсный АВА-класс в школе 1447. Школу сливают в комплекс еще с четырьмя школами и тремя детсадами. На повестке дня вопрос – кто будет руководить комплексом, кто из директоров его возглавит? Как вы понимаете, нам очень важно, чтобы этот наш «атвобус» повел бы человек компетентный. Между тем, один из главных кандидатов в директора задает, например, потрясающий воображение вопрос: "Аутисты - это же дети алкоголиков, да?.." Ждать, пока этот любопытный человек узнает правду об аутизме, нашим детям некогда. Поэтому мы от имени РОО помощи детям с РАС "Контакт" и от имени Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов, и от имени Фонда "Выход" принесли сегодня И.И. Калине письма в поддержку директора - Елены Витальевны Волковой, которая не первый год занимается настоящей школьной инклюзией, согласилась принять наш достаточно трудный контингент и не побоялась работать с ним. И включила наших детей в общеобразовательные классы.

Мы протянули письма и коротко рассказали о классе. И.И. Калина в ответ сказал: Вы понимаете, что сейчас давите на нас? Вы разговаривали с Волковой? Она вам "спасибо" не скажет. Вы понимаете, что вашими обращениями можете только навредить директору? Я вызову ее и спрошу почему она использует родителей для давления на нас. Хотите забрать ваши письма? я сделаю вид, что я ничего не видел."
Мы ответили, что нет, не хотим. И что мы не оказываем давления, мы стараемся рассказать о лучших профессионалах в образовании, просим содействия в том, чтобы эти люди могли работать и дальше эффективно и не видим в этом ничего плохого. Кроме того это просьба, адресованная не аттестационной комиссии, а лично И.И. Калине, и именно его при голосовании мы просим поднять руку "за". Мы сказали также, что не понимаем, почему мнение родителей (позитивное, хорошее мнение о директоре) может ей навредить.
Калина взял письма и положил в свой портфель. А потом на выходе, проходя мимо Юли, еще раз у нее спросил: - Вы не передумали? Она, конечно, сказала - нет. Я добавила, что это он сейчас пытается давить на нас, не разбираясь, кстати, в сути вопроса.
Юля печалится, что вся наша инклюзия в школе 1447 закончится, едва начавшись, а нашу прекрасную Волкову показательно будут пороть и снимут. Я ее утешаю тем, что сдаваться смысла вообще нет. Что просто надо пройти все до конца.
Кроме того, ДОГМ все время забывает, что родители - входят в управляющие советы. А значит - разбираются в финансировании, разбираются в причинах и следствиях. А некоторые - уже и получше руководителей некоторых структурных подразделений "колхозов". Так вот как такой родитель, хочу вам сказать - совать свой нос имею право везде. И всем того же советую. А ДОГМу советую не забывать, что именно они все время твердят про "решения управляющих советов" и "инклюзию". Поосторожнее надо словами-то жонглировать. А врать вообще нехорошо.

Вопросы, которые остались без ответа. Вопрос 1. По какой причине поддержка родителей может "навредить" директору школы? Каким именно образом "навредить"?

Вопрос 2 Почему директор, имеющий опыт организации процесса инклюзивного образования, не имеет никаких преимуществ перед директором, у которого такого опыта нет, если в школе учатся дети с ОВЗ когда речь идет о слиянии школ в образовательный комплекс

Вопрос 3. Почему г-н Калина нарушает закон и считает, что родители не должны быть полноправными участниками организации процесса образования своих детей, а мнение их не должно интересовать руководство школ и ДО?




Метки:

Как Михайло Ломоносов за длинным рублем погнался
mouse0
shergi

Оказывается, Ломоносов по молодости чуть было не попал в Оренбургскую экспедицию

В конце 1730 года Ломоносов принимает решение оставить родные края и продолжить образование в столице. Обманом, скорее всего, за взятку, выправив себе паспорт, он втайне от отца с рыбным обозом уходит в Москву, чтобы поступить в Славяно-греко-латинскую академию. Поскольку отец не помогал Михайле, в Москве ему приходилось жить на крошечную стипендию (три копейки в день), которой едва хватало на хлеб, квас, бумагу и обувь. Михайло учился на птичьих правах, поскольку соврал, будто он дворянский сын. Обман раскрылся, когда Ломоносов соврал еще раз, назвавшись сыном попа, чтобы попасть в Оренбургскую экспедицию.

В начале 1734 г. действительный статский советник И. К. Кириллов предложил для защиты и закрепления восточных окраин России организовать специальную экспедицию, которая бы построила на реке Ори город, сделала пристань на побережье Аральского моря и предприняла ряд других мер. Императрица Анна Иоанновна утвердила представленный проект и распорядилась поставить во главе Оренбургской экспедиции советника Кириллова и полковника Тевкелева. В состав экспедиции, кроме военных, инженеров, ученых и обслуживающего персонала, должен был войти и "священник из Спасской школы или кто достойный сыщется". В июле 1734 г. И. К. Кириллов направил в Синод просьбу посвятить в священники и отпустить к нему в экспедицию ученика Спасских школ М. Красильникова, который уже был ему представлен ректором как достойный этой поездки. Однако в самый последний момент М. Красильников заявил, что ехать в экспедицию не желает.

Тогда Синод распорядился отправить с Кирилловым ученого священника из числа служителей московских церквей, если среди них окажутся добровольцы; если же таковых не окажется, то выбрать достойного из учащихся Славяно-греко-латинской академии. Добровольцев охать в экспедицию среди московских священников не оказалось, и 2 сентября 1734 г. ректор Спасских школ архимандрит Стефан сообщил в канцелярию Синода, что в Оренбургскую экспедицию предполагается послать ученика класса риторики Михаилу Ломоносова. В тот же день М. В. Ломоносова представили И. К. Кириллову, который остался им доволен и сказал, что для принятия и отправления этого священника оставит в Москве офицера. Через два дня по существующим правилам Ломоносову был учинен допрос, о чем красноречиво свидетельствуют строки архивного документа:

«А в допросе он сказал: отец у него города Холмогорах церкви Введения пресвятыя Богородицы поп Василей Дорофеев, а он Михаила жил при отце своем; а кроме того нигде не бывал, в драгуны, в солдаты и в работу сея Императорского Величества не записан, в плотниках в высылке не был... А от отца своего отлучился в Москву в 1730-м году октября в первых числах и, приехав в Москву, в 1731-м году в генваре месяце записался в вышеписанную Академию... И чтоб ему быть в попа в ... известной экспедиции стацкого советника Ивана Кириллова, он Михаила желает. А расколу, болезни, и глухоты и во удесех повреждения никакова не имеет; и скоропись пишет. А буде он в сем допросе сказал что ложно, и за то священного сана будет лишен, и пострижен и сослан в жестокое подначальство в дальней монастырь".

Рассказав легенду о своем прошлом и поставив под этой легендой свою подпись, М. В. Ломоносов надеялся, что ему поверят на слово, как при приеме в Академию. Он совсем не ожидал, что после беседы с ним будет составлен запрос в Камор-Коллегию: действительно ли в Холмогорах по последней переписи имеется поп Василий Дорофеев и при нем сын Михаиле и сколько оному Михаиле лет? Дело принимало серьезный и опасный оборот, и Ломоносову пришлось срочно отказываться от сказанного на допросе: "А при отдаче в Камор-Коллегию вышеписанной справки означенной Ломоносов сказал, что де он не попович, но дворцовой крестьянской сын... И М. В. Ломоносову сразу же устроили повторный допрос, запись которого гласит:
"Рождением де он Михайло Архангелогородской губернии Двинского уезду дворцовой Куростровской деревни крестьянина Василья Дорофеева сын, и тот де ево отец и по ныне в той деревне обретается с протчими крестьяны и положен в подуш.

А в прошлом 1730-м году декабря в 9-м числе позволения оново отца ево отбыл он Ломоносов в Москву, о чем дан был ему и пашпорт (который утратил он своим небрежением) и с Холмогорской воеводской канцелярии за рукою бывшего тогда воеводы Григорья Воробьева; и с тем депашпортом пришел он в Москву и жил Сыскного приказу у подьячего Ивана Дутикова генваря до последних чисел, 1731-го году, а до которого именно числа — не упомнит. И в тех де числех подал он прошение Заиконоспасского монастыря архимандриту (что ныне преосвященный архиепископ Арханогелогородский и Холмогорский) Герману, дабы принят он был Ломоносов в школу. По которому ево прошению он архимандрит ево Михаила приняв приказал допросить, и допрашиван; а тем допросом в Академии показал, что он Ломоносов города Холмогор дворянской сын. И по тому допросу он архимандрит определил его Михаила в школы... А в экспедицию с статским советником Иваном Кирилловым пожелал он Михайло ехать самоохотно. А что он в ставленническом столе сказался поповичем, и то учинил с простоты своей, не надеясь в том быть притчины и препятствия к произведению во священство; а никто ево Ломоносова , чтоб сказался поповичем, не научал. А ныне он желает по прежнему учиться во оной же Академии. И в сем допросе сказал он сущую правду без всякия лжи и утайки...".

Поскольку сына крестьянина нельзя было произвести в священники, срочно начались поиски другой кандидатуры для посылки в Оренбургскую экспедицию. В октябре—ноябре 1734 г. туда добровольно поехал московский священник Антип Мартемьянов. Сам же И.К.Кириллов отбыл из Москвы в первой половине сентября. Вместе с ним для помощи в содержании школы и для обучения ботанике, живописи, аптекарскому делу и другим наукам поехали шесть учеников Славяно-греко-латинской академии — из классов от фары до пиитики.

Насколько известно из документов, чистосердечное признание не повредило М.Б.Ломоносову, и он продолжал успешно учиться в Спасских школах. А спустя год после описанного события, в декабре 1735 г. М. В. Ломоносова, как одного из лучших учеников Спасских школ, отправили продолжать учебу в Петербургский академический университет.

= = = = historydata.ru (Яндекс пишет, что сайт вредный) = = = =




{C}{C}
Добавить shergi в друзья

Алабайтал
mouse0
shergi
В среду в Оренбурге в татарском драматическом театре состоялась презентация книги "Алабайтал. Страницы истории".

hasanovaЭто уникальная книга - результат многолетнего труда Раифы Галиулеевны Хасановой, простого сельского учителя.  За 35 лет работы в школе в селе Алабайтал Беляевского района она при помощи детей и коллег собрала и записала воспоминания односельчан, почти о каждой семье, и простые житейские истории, и полные драмы события, через призму многогранного 20 века.

Век 19 описан историками-профессионалами Оренбургского педуниверситета на основе архивных данных.

Полагаю, что в Оренбуржье это самая подробная летопись села, которую тем более удалось издать в виде настоящей книги.

С любезного разрешения Раифы Галиулеевны я буду выкладывать здесь отрывки из книги (под тегом "Алабайтал").




Карта Беляевского районаСвернуть )


Метки:

Памятник учительнице очень ей идёт
mouse0
shergi
В Оренбурге открылся прекрасный памятник первой учительнице.

uchilka1хе-хеСвернуть )

Теперь у оренбургских выпускников возникнет новая традиция )))
фото Галины Фоминой

PS. Тут небольшой фоторепортаж Марины Тимофеевой "за час до открытия"



Мой чудный дембель
mouse0
shergi
Девушка, если вы встретите молодого человека с большим животом и впалой грудью, велите своему фраеру снять шляпу -- перед вами военный строитель!

Надеюсь, сей пост будет не единственным в серии заметок о моих армейских военно-строительных буднях. Конечно, хорошо бы начать с призыва, но на фоне поведанного Татьяной Борисовной не про дембель не канает.

Традиционно военно-строительные отряды комплектовались в последнюю очередь, значит, и демобилизовывали рыцарей лопаты и мастерка в июле-августе. Но ждать "макушки лета" как-то не хотелось.

По заведенному порядку практически сразу после приказа министра появлялось распоряжение по военно-строительному управлению г. Москвы (ВСУМ -- ему подчинялась наша часть) "о больных-хромых", по которому быстренько увольняли в запас соответствующую категорию. Когда стали призывать студентов, аналогичный принцип распространили и на них, но только осенью, ибо призыв разрывал семестр. Для весенников, которым перед призывом позволяли сдать сессию, это было не актуально, до сентября времени оставалось воз и маленькая тележка.

Мы с земляком Артуром, будучи студентами, стали думать, как вложить в головы отцов-командиров мысль об ускоренном увольнение весенников. Решение вроде бы лежало на поверхности -- подделать распоряжение ВСУМа. Я отирался в штабе, занимаясь в том числе доставкой в часть из ВСУМа всяких бумаг, в основном копий, которые делались на аппарате ЭРА (такой советский херох). Но в апреле восемьдесят девятого года доступа к ЭРА мы не нашли, план оказался под угрозой срыва, и Артур взялся отправить фальшивое распоряжение телефонограммой. Телефонограммами нам присылали всякую мелочевку, типа вызова замполита на совещание, поэтому я сомневался в успехе, и полагал, что такую депешу сочтут первоапрельской шуткой..

Разменяв полтинник на двухкопечные монеты, Артур позвонил с обыкновенного телефона-автомата не только в нашу часть, но и в другие ВСУМовские военно-строительные отряды. Мы еле дождались, когда вечером комбат затребует книгу телефонограмм. Читаем резолюцию: "Начальнику штаба. Готовить документы на увольнение". Уффф! Наутро начальник штаба уже мне: "Составляй списки студентов". Я довольный потираю руки в предвкушении нехилой шабашки, так как фактически исполнял обязанности начальника строевой части, и вопрос был полностью в моей компетенции.

И вот деньги с желающих попасть в сокровенный список собраны, список составлен и утвержден, документы оформляются, я сам в предвкушении скорого дембеля. По какому-то вопросу захожу в кабинет комбата. Надо сказать, что майор М. в нашей части всего третий месяц, до того во ВСУМе возглавлял отдел службы войск, тот самый, который занимался призывом и увольнением. Находись он в прежней должности, готовил бы это распоряжение. Майор М. чехвостил по телефону своих бывших коллег: "Я тут получил телефонограмму 'Уволить студентов до 21 апреля'. Телефонограмма какая-то леваяКульминация и развязкаСвернуть )

Еще через 10 минут говновозка защитного цвета въезжала в ворота нашей части. Хотел бы я видеть в этот момент физиономии зама по тылу, командира части и главбуха.

Несколько часов спустя я наслаждался одним из самых пряных ритмов на земле -- стуком колес своего дембельского поезда.