Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

mouse0

Теодор Шанин "Крестьянская община и революция". Расшифровка лекции в рамках цикла "1917"

Теодор Шанин "Крестьянская община и революция". Расшифровка лекции в рамках цикла "1917"

О том, почему нет оснований вписывать крестьянскую общину в ленинскую модель развития капитализма в России, и о том, в каких сложных взаимоотношениях находились народное понятие о справедливости и публичное право, рассказал основатель МВШСЭН Теодор Шанин в своей лекции в рамках лектория «1917».

Posted by Андрей Веприков on 5 май 2017, 16:19

from Facebook
mouse0

Гумбольдт в Оренбуржье


Гумбольдт … получил от русского правительства приглашение предпринять путешествие в Азию.
В письме министру финансов, графу Канкрину … он упомянул между прочим о своем намерении посетить Урал и Алтай. Не прошло и месяца после отправки письма, как он получил предложение от императора Николая предпринять путешествие на Восток «в интересе науки и страны».
Путешествие совершалось за счет русского правительства. Еще в Берлине Гумбольдт получил вексель на 1200 червонцев, а в Петербурге– 20 тысяч рублей. Всюду были заранее подготовлены экипажи, квартиры, лошади; в проводники Гумбольдту назначен чиновник горного департамента Меншенин, владевший немецким и французским языками; в опасных местах на азиатской границе путешественников должен был сопровождать конвой; местные власти заранее уведомлялись о прибытии путешественников, и так далее. Словом, это путешествие походило на поездку какой-нибудь владетельной особы.
Гумбольдта сопровождали Г. Розе и Эренберг. Первый вел дневник путешествия и занимался минералогическими исследованиями; второй собирал ботанические и зоологические коллекции; сам Гумбольдт взял на себя наблюдения над магнетизмом, астрономическое определение мест и общее геологическое и географическое исследование.
Никаких стеснительных условий на него не возлагалось. Русское правительство заявило, что выбор направления и цели путешествия предоставляется вполне на усмотрение Гумбольдта и что правительство желает только «оказать содействие науке и, насколько возможно, промышленности России».
1 мая 1829 года Гумбольдт прибыл в Петербург. Отсюда путешественники отправились через Москву и Владимир в Нижний Новгород. Всюду, начиная с Петербурга, их принимали самым торжественным образом: «Постоянные приветствия, заботливость и предупредительность со стороны полиции, чиновников, казаков, почетной стражи! К сожалению, почти ни на минуту не остаешься один: нельзя сделать шагу, чтобы не подхватили под руки, как больного».
Из Нижнего отправились по Волге в Казань, оттуда в Пермь и Екатеринбург. Здесь, собственно, начиналось настоящее путешествие. В течение нескольких недель путешественники разъезжали по Нижнему и Среднему Уралу, исследовали его геологию, посетили главнейшие заводы – Невьянск, Верхотурье, Богословск и другие, осмотрели разработки железа, золота, платины, малахита и прочего. Гумбольдт не мог не обратить внимания на жалкое положение крепостных и невозможное состояние промышленности, но говорить об этом было неудобно, и он обещал Канкрину – с которым переписывался вполне откровенно – не выносить сора из избы…
Осмотревши уральские заводы, путешественники отправились в Тобольск, а оттуда, через Барнаул, Семипалатинск и Омск, в Миасс. Путь лежал через Барабинскую степь, где в то время свирепствовала сибирская язва. Мириады комаров и мошек терзали путешественников не хуже американских москитов. Зато удалось собрать богатейшие зоологические и ботанические коллекции к великой радости Эренберга, который приходил в отчаяние, встречая от Берлина до Урала все те же растения.
Приветствия и торжественные встречи не оставляли их и на этих далеких окраинах. Можно себе представить, какой переполох вызвало появление Гумбольдта среди захолустного начальства, какие легенды создавались о нем среди местного населения!.. В Омске его приветствовали на трех языках: русском, татарском и монгольском. В Миассе, где Гумбольдт отпраздновал шестидесятилетие, чиновники поднесли ему дамасскую саблю – подходящее украшение для ученого! На Оренбургской военной линии коменданты маленьких крепостей встречали его в полной форме, со всеми военными почестями и рапортами о состоянии подведомственных им войск. Толпы народа сбегались посмотреть на загадочного путешественника, едущего с такой помпой.
Из Миасса Гумбольдт предпринял несколько экскурсий в Златоуст, Кичимск и другие местности; затем отправился в Орск, а оттуда в Оренбург. Здесь случилось довольно забавное происшествие. Гумбольдт написал оренбургскому губернатору, генералу Эссену, письмо, в котором просил его позаботиться о собирании местных животных. Почерк Гумбольдта был крайне неразборчив, Эссен не мог прочесть письмо; оно долго ходило по рукам; наконец какому-то чиновнику удалось разобрать мудреную грамоту. Узнав о ее содержании, Эссен не на шутку обиделся. «Не понимаю, как прусский король мог дать такой важный чин человеку, который занимается подобными пустяками», – заметил он и уехал из Оренбурга, может быть, приняв просьбу Гумбольдта за насмешку.
Осмотрев илецкие соляные залежи, путешественники отправились в Астрахань: Гумбольдт «не хотел умирать, не повидав Каспийского моря».

Источник: Энгельгардт М.А. Александр Гумбольдт. Его жизнь, путешествия и научная деятельность.

mouse0

Анатолий Байкалов: Мои встречи с Осипом Джугашвили в 1916-17 годах

Анатолий Байкалов: Мои встречи с Осипом Джугашвили в 1916-17 годах

Меньшевик Анатолий Байкалов в Красноярске и Ачинске в 1916-17 годах неоднократно встречался с находившимися там в ссылке Львом Каменевым и Иосифом Сталиным. Позднее он описывал, что представлял из себя Сталин в то время: очень ограниченный человек, плохо говоривший по-русски, неспособный увлечь кого…

Posted by Андрей Веприков on 24 мар 2016, 05:38

from Facebook
mouse0

Оренбургское. Гора «Маяк»

Почему именуется «Гора «Маяк»?
Когда-то на горе стояли казачьи сторожевые посты, называемые «Маяками».
Маяки обычно представляли собой помост на четырех столбах и длинный шест, обвязанный соломой. При обнаружении опасности солома поджигалась.

Нашел в инете открытку (г. Екатеринодар, начало XX века). Здесь, конечно, более сложная конструкция. Сторожевой пост как музейный экспонат был построен в 1896 году к какому-то юбилею казачества. И солома не в качестве топлива, а в качестве крыши. И шест скорее всего как громоотвод.
Сторожевой пост
mouse0

Деды воевали... без карт, и нам завещали

А я верю, что заблудились :-)
Ибо нормальных карт в советской армии как не было так и нет.
Как не было их, например, в Грозном.

=====
Вспомнился мне рассказ ветерана, прочитанный много лет назад в какой-то то ли районной, то ли многотиражной газетке. Насколько публикация правдива, судить не берусь, и может быть глупо разбирать такие вещи. Однако пафос в ней зашкаливал, какие мы храбрые портняжки. Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно. На этом пафосе и вскормлен #крымнаш. О грустном мои примечания, оформленные курсивом.

Берлин, апрель 45-го. Группа разведчиков получает задание найти рейхстаг.
Каждый маршал, генерал, полковник, майор и т.д. стремились, чтобы их подразделение первым захватило цитадель врага, при этом ни о каком взаимодействии между разными частями речь не шла, каждый работал не просто на себя, но и против соседей, и эта не могло не привести к лишним совершенно бессмысленным жертвам - за неделю до конца войны. Но в контексте материала важно другое - разведчики подчинялись как минимум командиру батальона, и получается, даже у офицера такого уровня нет никаких карт или схем города, в котором он воюет. Иначе зачем давать такое задание разведчикам?

Наши разведчики решили так - надо захватить "языка" и спросить у него дорогу :-) Долго, коротко ли, немец захвачен, целый офицер. "Где у вас логово Гитлера, показывай, шкура фашистская!"
Шкура, надо полагать офигела по полной. Во-первых, ему, наверное, сложно было понять, как войска могут воевать, не разобрав предварительно обстановку на карте, и как можно было такому врагу войну проиграть, а, во-вторых, как потом выяснилось, разговор происходил непосредственно у стен рейхстага.

Немец пытался высказать своё изумление, и заодно объяснить, что они как раз у рейхстага и находятся. Но разведчики во вражеских наречиях особыми доками не были, и поняли так, что рейхстагов в Берлине несколько, о чём не замедлили по рации доложить командованию.

Отцы-командиры отреагировали красиво. Был отдан приказ захватывать все подходящие здания: "Потом разберемся, где рейхстаг!"

И вся эта хрень подана в газетке внукам с таким апломбом, смотрите, как храбро и умело мы воевали.


mouse0

Ребятам и девчатам о революционерах

koscha немного постебался над

ostanovka

Между тем, ошибочно считается, что правильное название улицы «им. Макаровой-Мутновой» в честь революционерки и послереволюционной чиновницы от легпрома Марии Михайловны Макаровой-Мутновой (1894-1960).

Таковое название укоренилось во всех справочниках и официальных документах.

Но ведь известно, что в 20-30-е годы обладатели двойных фамилий, косивших под дворянские, рисковали как минимум карьерой, а то и головой. А уж пламенная революционерка по идеологическим соображением и сама никогда бы не взяла двойную фамилию. Она после заключения брака оставила себе девичью фамилию, под которой была широко известна среди товарищей.

Муж её тоже был не последний человек в губернии.


мутновМутнов Никита Ефремович (1890 — 1927), председатель Оренбургского горсовета с 18.03.19 по 15.05.20 г., декабрь 1920 — май 1921 г.
Рабочий, общественный деятель.Член РСДРП с 1907г.
Подпольщик, вел партийную работу в Оренбурге, Самаре и других городах.
В 1918 г. комиссар почт и телеграфа Оренбурга, председатель городского совнархоза, руководитель санитарного управления Туркестанской армии.
В 1919 г. — председатель Оренбургского горсовета, военком штаба Южной группы войск Восточного фронта.
В 1921-1924 гг. секретарь Оренбургского губкома партии.
Последние годы жизни работал в Москве.
Отсюда


Когда в 1960 Мария Михайловна обрела покой на Новодевичьем кладбище, здесь в Оренбурге её память решили отметить переименованием Дегтярной улицы. Но тогда ещё были живы люди, которые помнили и Никиту Ефремовича, и новое название Дегтярной первоначально было в честь супругов «улица Макаровой-Мутнова».

Но уж очень сложная конструкция получилась, и не случайно, что топоним в последствии подвергся разным формам упрощения, в том числе в официальных документах.

Короче, сборщикам подписей на выдвижение в депутаты я бы на эту улицу в принципе не рекомендовал бы заходить :-)

PS
makarovamutnovamutnovaa



Добавить shergi в друзья
mouse0

Художник Лукиан Попов

ЖЗЛ (ЛУКИАН ПОПОВ. ГОРДОСТЬ ОРЕНБУРГСКОГО КРАЯ)

Суббота, 12 Мая 2012 г. 01:42 + в цитатник
Историки считают творческую судьбу художника-передвижника Лукиана Попова «благополучной» - выпускник Академии художеств и ученик В.Маковского, участник Товарищества передвижников, один из самых именитых художников Оренбургского края. Как написано в аннотации книги искусствоведа Татьяны Орловой, посвященной художнику и выпущенной в 2009 году Оренбургским книжным издательством, это был «блестящий мастер сюжетно-тематической картины, умеющий соединить социальную остроту своих картин с высочайшей художественной культурой и подлинным профессионализмом».
Но, увы, Попов не занял достойное место ни в истории русской живописи, ни в ряду всемирно известных художников – передвижников. Объяснения этому, конечно же, можно найти. Одной из причин было то, что художник умер очень рано. Второй считаю то, что после окончания Академии Попов вернулся в родной Оренбург, который на рубеже веков считался «далекой глубинкой». Ну, а третья и, пожалуй, самая главная состоит в том, что советские искусствоведы «записали» художника в разряд «социальных художников», воспевающих «острые социальные проблемы современной действительности и пробуждение революционного движения на селе». Хотя на самом деле картины с «политическим подтекстом» были, действительно, написаны в период революционных волнений 1905 года, но они абсолютно не типичны для творчества художника и являются небольшим периодом в его творчестве.
В Большой Советской Энциклопедии, выпущенной в 1961 году, Ф.Рогинская и Л. Попов писали: «В своих жанровых картинах, появлявшихся на выставках из-за цензурных соображений под нейтральными названиями, Попов стремился показать революционное движение в деревне, во главе которого встал рабочий, передать революционные сдвиги в мировоззрении и типичные черты духовного облика русского крестьянства в начале 20 века». У меня такое ощущение, что названия картин «Вставай, подымайся...», «Социалисты», «Агитатор» тоже были придуманы советскими искусствоведами, поскольку в каталогах Передвижных выставок эти картины носят другие (как было указано выше – нейтральные!) названия. К тому же, считая Попова «революционном художником», страна Советов выпустило о его жизни и творчестве только две брошюры, а большая часть его творческого наследия сосредоточена в родном Оренбурге. Правда, Русский музей в Санкт-Петербурге может гордиться тем, что имеет в своей коллекции четыре работы Попова, но, опять же предполагаю, что они пылятся в запасниках.
Давайте вместе попытаемся проследить хронологию жизни и творчества Лукиана Попова.

Collapse )
mouse0

Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 4 На Урале

Оригинал взят у humus в Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 4 На Урале
Collapse )
Группа чешских легионеров на географической границе между Европой и Азией. 1918 г.
Материалы этой серии регулярно обновляются. Увиденное вчера может не совпасть с увиденным завтра.

Collapse )



mouse0

Баранта

лошади

Краткий исторический экскурс на фоне событий, известных как «адамовский майдан».

В одном из райцентров на востоке Оренбургской области, в котором, кстати, снимался фильм «Иван Бровкин на целине», кипят свои страсти. А если припомнить, что начало той киноистории под названием «Солдат Иван Бровкин» — калька с фильма про украинского паренька Максима Перепилицу, то аналогии выстраиваются любопытные. Но есть аналогии и другие.

На повестке в Адамовке не украинский, а казахский вопрос. Задержание группы казахов-скотокрадов затронуло не только правовые, но и политические и социальные темы.

Между тем, просто так украсть у казахов (называемых ранее киргиз-кайсаками) — серьезное преступление, которое наказывается штрафом, равным украденному.

Расскажу историю, детали которой знал доподлинно, но сейчас подзабыл, ибо дело было очень давно — ещё когда Владимир Владимирович Путин работал директором ФСБ.

Один казах в оренбургском же селе украл у другого корову. Пострадавший с кунаками заявился домой к вору, и обнаружил там свою животинушку уже зарезанной и разделанной. Разумеется, мясо конфисковали в пользу хозяина, который оставил себе только половину, остальное разделили между тем, кто указал на вора, и кунаками, обеспечившими силовое прикрытие. Корову вора отобрали в пользу пострадавшего, а ещё обкраденный, сидя на коне, прогнал пешего вора через всё село кнутом.

Захочет ли чувак  после такой расправы воровать ещё раз? Вряд ли! Да и на митинг и не он, и не обворованный, но получивший сатисфакцию, не пойдут. И между тем, обошлись без полиции, прокуратур и судов, только на основе своих старых обычаев.

С коровой - пример простой. В более сложных случаях киргиз-кайсаки обращались в суд биев. Любая вина и обида измерялась в головах скота, которые виновный должен отдать обиженному. Однако далеко не всегда проигравшая  сторона торопилась исполнить решение суда. И тут-то и начиналась баранта или барымта — право выигравшей стороны угнать скот стороны проигравшей. На баранту шли без огнестрельного и прочего оружия, которым можно убить, чтобы не на рваться на кровную месть — с обухами, нагайками.

Когда угоняешь табун лошадей, невозможно отсчитать столько, сколько нужно. Другая сторона могла счесть, что угнано слишком много, и пойти ответной барантой.

Детали и практика этого обычая отличались в разных местностях, но большие мастера баранты везде назывались батырами. Если вы думали, что батыры - это чуваки, совершившие военные подвиги за народное счастье, за родину, или что-то ещё возвышенное — разочаруйтесь! Батыр — это прежде всего самый ловкий скотокрад.

Впрочем, как и у русских: богатырь из сказок — в реальности обыкновенный рэкетир.

Стало быть — председатель адамовской районной общественной организации «Казах тиле» Канат Кулахметов — батыр. Вот если бы он украл всего одну корову, его свои же отмудохали бы кнутом, отобрали бы двух коров, и отпустили.  А он —  батыр. Отправили батыра на крытку — получи народное волнение.

Вы скажите, это между собой у них такие обычаи — а как в отношении русских?

Многие казаки в ранние времена не считали себя русскими. Представьте себе — киргиз-кайсаки тоже четко разграничивали — это русский, а это казак. К русским относились с большим уважением, вплоть до того, что уважаемый русский человек, которого все давно знают, мог служить арбитром в споре между киргиз-кайсаками. А вот казачество — вне закона и вне обычая, для киргиз-кайсаков они — разбойники-беспредельщики, которых можно и нужно и в ответку и безо всякого повода грабануть.

Разумеется, все было так, или примерно так, до середины XIX века. Но какие-то отголоски дошли и до наших времен, в частности, исторический конфликт между казахами и казаками проявился в 90-е годы прошлого века в том числе на пограничных с Оренбуржьем территориях.

Ну и Канат Кулахметов — батыр по крайней мере районного масштаба, без сомнения. И в XIX веке что-то похожее было — когда российское подданство киргиз-кайсаков перестало быть номинальным, батыры обернулись в мятежников — не по политическим причинам, а всего лишь протестуя против стремления новых властей подвести их под свое уголовное уложение.